Из интересного:
МУЗЫКАЛЬНЫЙ КРИТИК
Мария Каллас - этим всё сказано....
Рассказ на букву "П"
Путник
Борис ХРИСТОВ

Интернет магазин сомово мебель книжные витрины room-house.ru.
Поиск:

Меню

Подписка:

Наш опрос:
Часто ли вы смотрите ТВ-трансляции опер?
Все опросы!

Кнопки:
Поставьте на
наш сайт ссылку


Баннеры:

Цитата дня:

тест
Призрак оперы * синопсис оперы "Эолото Рейна"

наш ликбез

Р. Вагнер

ЗОЛОТО РЕЙНА


Опера-"предвечерье" в четырех картинах

    Либретто композитора.

Действующие лица:
Дочери Рейна (русалки):
Воглинда (сопрано)
Вельгунда (сопрано)
Флосхильда (меццо-сопрано)
Великаны:
Фазольт (баритон)
Фафнер, его брат (бас)
Нибелунги:
Альберих (баритон)
Миме, его брат (тенор)
Боги:
Вотан, верховный бог (баритон)
Фрикка, жена Вотана (меццо-сопрано)
Фрейя, богиня юности, ее сестра (сопрано)
Доннер, бог грома, ее брат (баритон)
Фро, бог света, ее брат (тенор)
Логе, бог огня (тенор)
Эрда, богиня судьбы (контральто)
Нибелунги

Действие происходит в глубинах Рейна, на горных высях и в подземном царстве нибелунгов в те времена, когда боги были уже стары, а люди еще совсем молоды...

Премьера - Мюнхен, 22 сентября 1869 года

   Картина первая.
(На дне Рейна).

    Спокойно и величаво несет свои воды древний, как мир, Великий Рейн. Повсюду высятся крутые утесы рифов. Дикие, зубчатые глыбы скал сплошь покрывают все дно. Посреди Рейна возвышается скала, вокруг которой, грациозно плавая, кружатся Дочери Рейна шаловливые русалки.
- Weia! Waga! Вольные волны, вечная влага! Wagala weia! - звенят, словно брызги, их голоса.
    Великую тайну о власти злата над миром поведал им отец и строго-настрого наказал зорко хранить страшный клад. Но легкомысленным русалкам куда милее играть в догонялки, чем забивать себе голову всякой ерундой. Флосхильда (видимо, самая старшая из них) напоминает Русалки сестрам:
- Нельзя шалить, золото спит! Ложе его вам надо хранить, иль плачем кончите смех!
   Но все предостережения напрасны, русалочки продолжают носиться, подобно рыбкам, от скалы к скале, шаля и смеясь.

   Тем временем из омута вылезает отвратительный гном Альберих; он появляется в мрачной расселине и карабкается на один из рифов. Еще окруженный тьмою, он останавливается и с возрастающим удовольствием глядит на игру водяных дев. Похоть охватывает Альбериха (еще бы, три девицы плещутся в реке, в чем мать родила).

   - Хе, хе! Русалки! Как вы красивы, зависть берет! Подземную ночь бросить я рад ради стройных сестриц!

   Дочери Рейна прерывают свою забаву и ныряют поглубже, чтобы разглядеть того, кто отвлек их. Узнав нибелунга, Флосхильда быстро всплывает наверх.

   - Сестры, к скале! - зовет она. - Враг он наш, сказал так отец!

   Русалки в недоумении: "Откуда взялся он? Какой он страшный!". И все же любопытство пересилило все страхи. Видя, что Альберих изнывает от страсти, сестры одна за другой подплывают к нему, вертят хвостами у него перед носом и дразнят. Гном пытается обольстить каждую из русалочек по очереди, но те, безжалостно насмехаясь, всякий раз ловко избегают его объятий. В бешенстве Альберих прыгает со скалы на скалу, ломая когти, взбирается на утесы, но, в конце концов, срывается вниз. Страшно бранит он русалок, используя ненормативную лексику:

   - Горе! Увы мне! (пи-и-ип) Тоска! Тоска! (пи-и-ип). О, злое племя! Лжи вы полны и разврата! (пи-и-ип) Нет в вас стыда, коварные дочери вод!

    Внезапно взгляд нибелунга приковывает странное сияние, проникающее сквозь толщу вод. Лучезарно-золотистый блеск струится с вершины одной из скал.

    - Эй вы, девчонки! Что там у Вас блестит? - спрашивает Альберих.
- Золота Рейна не знать может только грубый дикарь! - хором отвечают русалки.
- Лишь игрушкой служит сокровище вам? Забава пустая!
- Не стал бы гном клад наш хулить, когда бы знал он заветную тайну... - отвечает ему Воглинда.
- Весь мир властно наследует смелый, Золото Рейна в перстень сковав: в том перстне безмерная мощь! - раскрывает секрет Вельгунда.

   Флосхильда одергивает сестер, мол, хватит болтать, не для того поведал отец им тайну и велел хранить ее, чтобы каждому встречному поперечному болтать о ней. Но беззаботные сестры лишь смеются.

   - Только тот, кто отвергнет власть любви, кто сладких ласк лишит себя, - лишь тот волшебною силой из золота перстень скует! Кто же любовь отринет? Жаждет ее все живое! А больше всех он, блудливый горбун: огонь любви губит его!
И русалочки продолжают кружить вокруг нибелунга со своим кличем: "Wailaia! Wallaleia lala!"

   Альберих, внимательно слушавший бормотание русалок, не может оторвать глаз от сокровища:
- Весь мир властно в наследье добыть чрез тебя? Проститься с любовью, но хитростью плоть утолить? Смейтесь еще: вот нибелунг вас насмешит!
Послав проклятье любви, Альберих в одном яростном прыжке достигает вершины скалы и вырывает из груди ее драгоценный слиток. А затем поспешно устремляется с ним в глубину, быстро исчезая в расселине.

   Отчаянно вскрикивают Дочери Рейна:
- Вора держите! Дерзкий злодей! Горе! Горе! Тьма! Ах!
А откуда-то из глубинных недр в ответ раздается издевательский смех Альбериха. Доигрались русалочки, одним словом.
(Загадкой остается только то, были ли у Альбериха жабры, чтобы без проблем дышать и петь на дне Рейна).

   Картина вторая.

   Мало-помалу волны превращаются в облака, которые постепенно проясняются, разрежаясь в прозрачный туман, по мере того как свет, брезжащий позади них, становится ярче. Когда туман, в виде нежных облачков, совершенно исчезает в вышине, открывается привольная местность на горных вершинах. Утренняя заря возрастающим сиянием освещает замок с блестящими зубцами, которым увенчан высокий утес. В стороне, на цветочной лужайке, спят Вотан и Фрикка.

   Разбуженные первыми лучами солнца боги в изумлении и восхищении разглядывают прекрасный замок на вершине скалы, у подножия которой, в долине, течет Рейн. Это Валгалла. За одну ночь воздвигнут величавый дворец братьями-великанами Фазольтом и Фафнером. Отныне будет служить он во славу бессмертных богов, как грезится Вотану.

   Но вот супружница его - Фрикка - не очень-то рада. Конечно, как богиня домашнего очага, она не прочь, наконец, получить собственную хату, а не скитаться по долам и весям. К тому же так будет проще удержать возле себя очень уж охочего до женского полу супруга... Но цена, которую пообещал Вотан великанам за замок - любимая сестра Фрейя - слишком высока. Да Вотан уж и сам не рад, что согласился на такую сделку. А все лукавый Логе! Это он подбил верховного бога на эту авантюру. Но бог огня обещал, что хитростью великой обманет он больших, но не сильно умных великанов. И останется Вотан и при замке и при Фрейе. Да вот только куда запропастился этот Логе?!

   Вся в слезах выбегает на поляну Фрейя.
   - Спасите, помогите! Вотан, Фрика! Скройте вы Фрейю! Вон там, с утеса, мне грозил Фазольт: за мною тотчас придет он! Ко мне бегите, братья! Мой Фро, помоги мне, если Вотан покинул меня! На помощь, Доннер! Братья! Братья! Ах, спасите сестру!
   Появляются Фафнер и Фазольт. Они требуют у Вотана обещанную плату. Зря, что ли всю ночь трудились они, чтобы уйти ни с чем? Сюда же подоспели на крики сестры Фро и Доннер. Они готовы вступиться за сестру. Вотан не хочет раздора в такой чудный денек. И старается как-то примирить врагов.
   - Требуйте за Валгаллу, что хотите, - обращается он к великанам, - но о Фрейе и думать забудьте.
   - Ах, вот оно как? - гневаются гиганты. - Обман, значится? Не выйдет у тебя, Вотан, обмануть нас. Ты поклялся исполнить договор. И собственноручно врезал его рунами в священное древко своего копья - символа справедливости и правосудия. Так что, гони плату.

   У каждого из великанов свои мысли по поводу, так сказать, использования Фрейи. Фазольт хочет ее в жены. А Фафнер (более смышленый и коварный) хочет заполучить бессмертие, присущее только богам. Он знает, что Фрейя умеет выращивать золотые молодильные яблочки, дарующие вечную молодость и красоту. Фрейя плачет, великаны наступают на нее, Фро и Доннер готовы уже поднять оружие на врага. Но Вотан всех останавливает, протягивая копье между противниками. Как говорится, долг платежом красен. Фрейя и Фрикка в ужасе.

   И вот, наконец, появляется вечно блуждающий бог огня Логе.
   - Ой, как у вас тут здорово все! - восклицает он. - Дворец готов, живите, кто хотите! И парадная зала для Вотана специально устроена. Фазольт и Фафнер превзошли себя, однако!
   - Эй, хватит мне тут лапшу на уши вешать, - говорит ему верховный бог. - Когда построить дворец ценой Фрейи решили, я дал согласье лишь потому, что ты тогда мне поклялся бесценный залог спасти...
   - С горячим рвеньем все обдумать, что тут поможет, в том клятву я дал. Но непременно найти ту вещь, которой нет, - возможно ль в этом поклясться? - продолжает юлить Логе.

   Фро и Доннер наступают на Логе, хотят извести его к чертям собачьим, но Вотан их останавливает. Великаны продолжают требовать свою плату.
   Сурово Вотан обращается к богу огня, мол, хватить мутить воду, давай рассказывай, где ты так долго шлялся и с чем пришел.
   И вот двуличный Логе начинает повествование о Золоте Рейна, похищенном со дна реки. О том, что отрекшийся от любви Альберих сковал из него перстень и властью его поработил все подземное царство - Нибельхейм. Рабы же его, гномы, сковали из золота того дивный шлем тончайшей работы. Коль наденет его дева, все мужские сердца привлечет она к себе. А ежели муж тот шлем наденет, то сразу невидимым станет или превратится в кого пожелает.
Испугались могущества Альбериха великаны. Согласны они променять Фрейю на чудесный перстень. Но поздно! Вотан сам хочет владеть кольцом всевластья. Сколько можно править, оглядываясь на законы, им же самим и установленные и вырезанные рунами на священном древке копья? Он жаждет абсолютной власти. Напрасно Логе напоминает ему о мольбах русалок вернуть им Золото Рейна. Непреклонен верховный бог.

   А тем временем, воспользовавшись разборками богов, великаны под шумок похищают богиню юности. Они обещают, что вернут драгоценный залог только в обмен на волшебное кольцо... И тут же седой туман окутывает поляну. Старыми и одряхлевшими кажутся в нем боги, утратившие вместе с Фрейей юность и красоту. Увидев таким образом свой закат, пугаются они смертельно. И уже как воздух нужно им добыть кольцо, чтобы вернуть себе вечную молодость. Но как это сделать?
   - Грабеж! То, что вор взял, - у вора возьми: что может быть проще, - подсказывает Логе.
   Вотан вслед за богом огня решительно спускается в мрачную расселину, из которой тот час вырываются зловонные сернистые испарения, обволакивая все вокруг.

   Картина третья.

   Наконец издали, с разных сторон, начинает брезжить темно-красный свет; повсюду слышится возрастающий шум кузнечной работы. Затем гул наковален пропадает. Вырисовывается глубокое подземное ущелье, уходящее в бесконечную даль и со всех сторон впадающее в узкие шахты. Нибельхейм.
   Из боковой галереи Альберих тащит за ухо визжащего брата своего Миме. Тот хнычет и упирается. По приказу Альбериха Миме сковал чудесный шлем и хотел утаить его для себя. Но всеведущий благодаря кольцу, злодей узнал об этом и отнял у Миме шлем. Затем Альберих надевает его и тут же превращается в туман. Невидимый, он зверски избивает брата хлыстом. А вокруг слышатся стоны порабощенных им нибелунгов.
    Плачет Миме горькими слезами. Незаметно рядом с ним оказываются Вотан и Логе. Боги расспрашивают гнома о причине его несчастья. Немного поупиравшись для вида, Миме рассказывает им о том, как жили они себе не тужили. Добывали золото и самоцветы. Ковали из них украшения своим женам и подругам. Но вот злодей Альберих добыл Золото Рейна, сковал кольцо и его властью обратил весь свой народ в рабство. И теперь днем и ночью без обеда и перекуров трудятся они, добывая драгоценности в недрах земных, и несут их к Альбериху, создавая для него бесценный клад. Очень увлекшись своим нытьем, Миме и не заметил, как выболтал богам тайны кольца и волшебного шлема.

   После очередного обхода владений своих возвращается Альберих, подгоняя кнутом толпу нибелунгов. Нагруженные золотом, они складывают его в одну огромную груду. А затем, получив для порядку по удару хлыстом, понуро возвращаются в свои штольни.
   Заметив нежданных гостей, злодей-нибелунг грубо спрашивает богов, зачем пожаловали. Логе отвечает, что, мол, и до них дошли рассказы о чудесах и богатстве Нибельхейма. И вот они спустились в недра земные, чтобы самолично убедиться в их правдивости. Падкий на лесть Альберих показывает гостям свои сокровища. Хвастает богатством. И чтобы добить пришельцев, надевает волшебный шлем и превращается в гигантского змея.
   - Вам страшно? Вам страшно? - шипит он и выпускает изо рта огонь.
   - Ой, страшно! - в притворном ужасе отвечает Логе. - Пожалуйста, не ешь меня, змей.
   Довольный произведенным впечатлением, Альберих снимает шлем и вновь приобретает свой собственный облик.
   - Да, могущественен ты! - подобострастно говорит Логе. - А можно ли также сделаться малым, едва заметным? Ведь так всего удобней скрыться вдруг от беды... Но это трудно весьма!..
   - Да как не фиг делать! - отвечает вошедший в раж нибелунг, и, надев шлем, превращается в жабу.
   - Вот жаба! Живо хватай! - кричит Логе Вотану, и тот наступает на нее ногой. А Логе быстро срывает волшебный шлем.
   Альберих, мгновенно принявший свой обычный вид, извивается под ногой бога. Логе достает веревку и связывает хвастливого нибелунга по рукам и ногам. Теперь он им не страшен даже с волшебным кольцом, ибо не может до него дотянуться.
   Захватив свою добычу, боги вновь исчезают в расщелине.

   Картина четвертая.

   Слышен стук наковален - путь снова проходит мимо кузниц. Наконец опять появляется привольная местность на горных вершинах, все еще подернутая бледной пеленой тумана. Вотан и Логе, ведя с собой связанного Альбериха, поднимаются из расселины.
   Боги требуют выкуп за жизнь и свободу Альбериха - несметные сокровища, накопленные гномом.
   Нибелунг, уже и не надеясь так легко отделаться, соглашается. Ведь волшебный перстень при нем, а значит с его помощью он всегда сможет восстановить утраченное. Альберих просит, чтобы ему освободили одну руку и затем, прикасаясь губами к кольцу, бормочет приказание. И тут же из недр земных поднимается вереница груженых золотом рабов-нибелунгов. Сложив богатства к ногам богов, они исчезают. Решив, что теперь он свободен, Альберих просит отдать ему шлем. Но Логе швыряет убор в общую кучу, а Вотан тем временем срывает с руки гнома кольцо всевластья.
   - Ха! Раздавлен! Разбит! Из жалостных жалостный раб! - плачет Альберих.
   - Я добыл власти залог: меж сильными сильным я стал! - провозглашает Вотан и надевает кольцо себе на палец.
   Логе развязывает уже не страшного никому гнома и отпускает на все четыре стороны.
   - Свободным я стал? - с бешеным хохотом кричит Альберих. - Неужель? - Так вот вам моей свободы первый привет! Ты проклятьем был рожден, будь проклят, перстень мой! Ты давал мне власть без границ, неси отныне смерть взявшим тебя! Лихой бедой радость сменяй; не на счастье сверкай золотым огнем! Тот, чьим ты стал, пусть чахнет в тревоге, других же вечно пусть зависть грызет! Всех щедротой своей мани, но всем приноси только тяжкий вред! Без наживы владельца оставь, но убийц введи в дом его! На смерть обреченный, будет несчастный дрожать и день за днем в страхе томиться всю жизнь властитель твой и твой жалкий раб: до тех пор, пока ты опять ко мне не вернешься! Так в страшной моей беде кольцо мое я кляну! Владей же им! Прячь и храни! Мой завет сгубит тебя! - И после этих слов он быстро исчезает в расселине.
   Вотан погружен в созерцание кольца. Появляются Фрикка, Доннер и Фро. Туман начинает рассеиваться с приближением великанов, ведущих Фрейю. Боги постепенно начинают вновь молодеть.
   Начинаются торги между великанами и богами. Фазольт говорит:
   - Разлука с девой, знайте, мне сердце грызет... Если мечта улетела, мне отмерьте клад грудой такой, чтоб от меня прекрасную скрыла она!
    - Пусть будет мерой Фрейя сама, - отвечает Вотан.
    Фазольт и Фафнер ставят Фрейю посреди поляны. Затем они втыкают свои колы перед Фрейей в землю, отмежевывая таким образом пространство, в ширину и высоту равное фигуре богини. Логе и Фро торопливо заполняют золотыми вещами пространство между кольями.
    По мере роста золотой стены великаны выискивают малейшие щели и проворно сдвигают сокровища плотнее друг к другу. Наконец все золото нибелунга ушло на выкуп. И вот уже скрылась совсем Фрейя за грудою злата. Фафнер тщательно измеряет глазами клад и продолжает выискивать щели. Найдя одну, он требует отдать волшебный шлем. Вотан покоряется. Теперь щели начинает выискивать Фазольт. Он подходит ближе и смотрит сквозь стенку клада.
   - Ах! Еще звезда мне горит! Лучистый взор светит еще: сквозь эту щель я вижу его! - вне себя кричит он. - Пока этот глаз мне сияет, не отдам ее никому!
   Великаны требуют у Вотана кольцо. Такое маленькое миленькое золотое колечко, которое как раз подойдет, чтобы заткнуть щель.
   Вотан взбешен такой наглостью. Логе пытается увещевать братьев, что это золотое кольцо - клад русалок, и верховный бог им его отдаст обратно. Но Вотан и не думал никому ничего отдавать:
   - Его с трудом я добыл и оставлю смело себе!
   - Значит, плохо с обещаньем, что я русалочкам дал! - сокрушается Логе.
   - Я не связан клятвой твоей: кольцо - добыча моя!
   А Фафнер тоже не отступает. Вынь да положь ему кольцо, иначе сделку аннулируем.
   Внезапно в стороне, в расселине скалы, загорается голубоватое сияние: в ней появляется Эрда, встающая из земных недр до половины роста. Волны длинных черных волос обрамляют ее величественный стан. Простирая руки в сторону Вотана, она предостерегает его утробным голосом:
   - Бойся, Вотан! Бойся! Страшный перстень брось! В бездну тьмы, в мрачную гибель ввергнет он тебя!..
   - Кто ты, пророчица бед? - спрашивает бог.
   - Все, что прошло я знаю; все, что грядет, все, что свершится ясно мне: предвечным сном Вещая Эрда будит твой дух. Трем вещуньям, первосущим, я жизнь дала: что я вижу, знают полночные Норны. Но грозный твой рок ныне меня вызвал к тебе. Слушай! Слушай! Слушай! Все бытие - тленно! Закат богов в сумерках брезжит... Совет мой - перстня беги!
   Сказав все это, Эрда исчезает, оставив всех в оцепенении.

   Напугала, надо сказать, она богов до смерти. И Вотан, поразмыслив, поднимает свое священное копье в знак принятого решения. Он срывает с руки кольцо и швыряет его великанам. Получите, распишитесь. А те быстренько начинают сгребать все золото в огромные мешки.
   Но проклятье кольца не заставляет себя долго ждать. Не поделив богатства, братья-великаны устраивают драку, в которой Фафнер убивает Фазольта. А затем, забрав всю добычу, неторопливо уходит прочь. Боги объяты ужасом. Ну а чтобы сказка не кончилась так уж мрачно, бог-громовержец Доннер всходит на высокую скалу, откос которой падает в долину, и там машет своим молотом. Туманные испарения стягиваются вокруг него.
   - Heda! Heda, hedo! Ко мне, облака! Туманы, ко мне! Войско свое Доннер зовет!
    Он совершенно исчезает в нагромоздившейся вокруг него грозовой туче, которая становится все темнее и темнее. Тогда раздается удар его молота, тяжело падающий на скалу: яркая молния прорезает тучу, затем следует сильный раскат грома. Фро исчез вместе с Доннером в тучах.
   - Брат, подойди! Радугу-мост перекинь! - обращается громовержец к богу света.
   Внезапно тучи расходятся и яркий мост-радуга появляется над долиной Рейна и указывает путь в Валгаллу.

   Рука об руку идут боги по мосту в волшебный прекрасный замок. И только из глубин Рейна доносится жалобный плач русалок...

Занавес.

При перепечатке просьба ссылаться на источник и ставить создателей сайта в известность.

Обсудить на форуме на форум
наверх
© Призрак оперы  2000-2012
последнее обновление:
27.08.2012

    Самые лучшиe оперныe форумы Рунета!   Rambler's Top100
Дизайн создан
Victor's Design Studio